Челябинская областная детская клиническая больница

государственное бюджетное учреждение

здравоохранения

Многоканальный телефон больницы +7 (351) 260-74-73

Контакт-центр поликлиники +7 (351) 731-69-27

Платные услуги +7 (351) 729-34-16

ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ

Здоровье детей Южного Урала - наша забота!

Любовь Дружинина

Челябинская областная детская клиническая больница объединила специалистов самого высокого уровня
И мы хотим познакомить Вас с этими людьми. Мы попросили их рассказать о себе и о своих мыслях и убеждениях.
Сегодня наш герой — медицинская сестра отделения онкологии и гематологии Дружинина Любовь Григорьевна.

О выборе профессии

Сама я с Украины. У нас была многодетная семья – 5 детей. Мне было лет 7-8, точно не помню. Моя старшая сестра закончила акушерское отделение в Копейском училище и приехала домой - на каникулы. А я в тот момент что-то разболелась - простыла наверно. И сестренка мне поставила укол. После него я уснула, а когда проснулась утром – болезнь как рукой сняло – ни температуры, ни кашля, ни насморка. Ничего не было. Меня это так впечатлило! Я была просто уверенна, что именно этот укол помог мне выздороветь. А еще понравилось, как она шприц в руке держала – красиво и уверенно. У меня это прям перед глазами стояло. Вот так появилась у меня мечта. Я поняла – тоже хочу стать медицинским работником. И после окончания 8 класса, я поехала на Урал учиться в то же самое училище в Копейске, которое закончила моя сестренка.

О ЧОДКБ

После училища нам дали направление в Копейский роддом. Но подружка меня подговорила, и мы вместо роддома приехали в ЧОДКБ. Она где-то услышали, что в детскую больницу требуются медсестры. Нас тут же встретила Грамотеева Татьяна Николаевна (Сейчас старшая медсестра отделения кардиологии и ревматологии – прим. ред.), она работала старшей медсестрой. Ей позвонили с отдела кадров и сказали про нас. Ведь работать в то время некому было, острая нехватка персонала, да еще и лето. А тут мы с подружкой со свежими дипломами. Нас тут же приняли и сразу же в первый день поставили на суточное дежурство. И вот уже почти 41 год я работаю в ЧОДКБ. В 1984 году меня назначили старшей медсестрой, и только недавно я вернулась на должность постовой медсестры. Это прям мое – работа с больными, сейчас могу им времени больше уделять. Я это люблю.

О трудностях.

Сложно морально. Раньше же малый процент деток вылечивались. Это сейчас стабильные показатели - 82-85% выздоравливают, а тогда хорошо, если 15 процентов набиралось. Приходилось и хоронить, и прощаться, и смотреть этим деткам в глаза. Помню мальчик один Руслан, маленький совсем был…спрашиваю его – что болит? А он мне, так грустно и по-взрослому отвечает – «болит душа». Руслан не победил болезнь. Он ушел…

Сложно это, даже уйти одно время из онкологии хотелось. Но я всегда верила в лучшее! И когда мы в 92 году начали лечить по-новому и самое главное вылечивать, сил стало гораздо больше! Я просто благодарна судьбе, что дети сейчас живы, что у них у всех есть шанс на выздоровление.

Бывает, что некоторые мамы думают про сотрудников отделения онкологии, что мы к этому привыкли, что очерствели за годы работы, обросли панцирем. Но это совсем не так. К этому никогда не привыкнешь. И боль о потерянных детях никогда не уйдет. Хорошо, что сейчас у нас уже столько бывших пациентов – живых, здоровых, взрослых. У которых уже свои дети, а то и внуки есть. Я их всех помню, и они нас помнят. Многие приезжают, не забывают, звонят.

У нас есть девочка Валя Шелехова, малышка совсем была, только ходить начала – и заболела. Лечилась у нас в отделении и выздоровела. Сейчас она уже в Москве, вышла замуж за кандидата медицинских наук – сама умница и красавица.

Еще есть Леночка Постникова, ей было всего 5 лет, когда она лежала у нас. А сейчас у нее двое взрослых детей. Один сын уже закончил институт международных отношений, второй учится в Екатеринбурге. С ними постоянно общаемся. Со всей ее семьей. И мама ее, Раиса Павловна, она уже в возрасте - звонит постоянно, мне и Елене Валерьевне (Башарова Е.В. – в то время заведующая отделением – прим.ред.)

О семье.

У меня есть дочь, она сейчас тоже врач. Можно сказать, что она практически тут в отделении выросла. Ведь все время со мной на работе – выходные, праздники, каникулы. У нее и друзья-то многие – это наши больные. И после окончании школы даже вопросов не возникало – куда пойти учиться. Дорога одна – в медицинский институт.

Я раньше ведь постоянно за дочь боялась. Насмотришься в отделении, переживаешь и переносишь все ситуации на себя. Мне сны даже снились, что дочка заболела. Снилось, что Елена Валерьевна мою Дашу пунктирует, и диагноз ей ставит – лейкоз. Во сне к кроватке подхожу, а ее нет. И просыпалась в панике. Страх был постоянный. А потом я прочитала как-то одну статью, что у тех, кто работает в онкологии - у них дети не болеют онкологией, и у самих сотрудников онкологии не бывает. Не помню даже что за статья. Но я тогда это запомнила. И теперь всю жизнь живу с этим ощущением – не случится ничего страшного. Все будет хорошо.

О силах и о профессиональном выгорании

Я всегда сама себе говорила, что я все выдержу. Вы знаете, когда плохо и нужно что-то делать – то организм сам мобилизуется, некогда расклеиваться – надо делать и все, никаких отговорок. У нас мальчик был, у него реакция сильнейшая была. И мы с Еленой Валерьевной сидели круглосуточно почти возле него. Тогда же не было ни катетеров, ни бабочек – в вене иглу вручную держали. Она мне помогала, а я ей. Мы его в буквальном смысле спасали. И так за него страшно и больно было, а расслабляться и раскисать нельзя. И вот настолько все машинально, автоматически делали – четко, слаженно и быстро. А как только ему легче стало, и мы поняли, что все получилось - спасли, вытянули! Вот тогда дали волю эмоциям - просто слезы ручьем потекли у обеих, аж трясло. И сдержаться невозможно в такие моменты.

О родителях пациентов

С родителями у меня всегда хорошие отношения, они меня любят, а я их. Хотя я строгая медсестра. Но если я в отпуске или болею, мне потом говорят – ну, где Вы, Любовь Григорьевна, без Вас плохо.

Я родителей и воспитываю, и помогаю, и понимаю, и очень жалею. Всегда объясняю и рассказываю, что и как будет. Иногда приходится и уговаривать, как маленьких - вплоть до того, что мамочек заставляю элементарно кушать и мыться. Бывают, впадают в стресс и как следствие -полная апатия.

Когда поступают новые пациенты, я прямо от двери мамочкам говорю – «Все будет хорошо, вы плохо не думайте только! У нас столько больных вылечилось. Мы будем все вам делать, всему вас научим, вы только нам помогайте, пожалуйста!» С некоторыми приходится ходить чуть ли не за ручку до самого конца лечения. Шок у человека, не может выйти из этого состояния. Говоришь что-то маме, по организации лечения, по режиму, по распорядку – а она не слышит, в шоке. Так и вожу за руку.

Мы до конца боремся за каждого ребенка. Никому никогда не говорим – все, забирайте, шансов нет. И мамам я всегда говорю – надейтесь, верьте! Я столько видела за свою жизнь ситуаций, что иногда смотришь и кажется все, надежды нет. А ребенок выживает. Кто, как не родители будут верить в своих детей? Я очень не люблю, когда говорят – да нам уже все равно, ничего не поможет.

Никогда не забуду случай, он произошел еще в начале моей работы. Мама у нас была в отделении с сынишкой. Мальчик ее прям тяжелый был, боялись мы за него. А она его заставляла читать и учиться. Я молодая была, многого еще не понимала. И мне самой удивительно было – спрашиваю зачем? А она говорит - вот он выживет и кем он вырастет? Неучем?

Наверно, им Господь и помог. За мамину веру в сына. Он живой. Он взрослый уже. Спасли его.



О вере в чудо

Кажется, что один день пролетел. А когда вспоминаешь – столько событий за эти 40 лет работы было. В июне уже 41 будет.

Вот знаете, раньше - поеду в отпуск на Украину, а мыслями вся здесь, в больнице. Хочется поскорее вернуться. Я не жалею, что я в медицине. Ни разу не жалела в своей жизни. Я даже не знаю, как работать со взрослыми – я всю жизнь с детьми. И уж совеем не представляю себя без работы – как я жить-то буду?

Я верю в Бога, верю в чудо. Всегда молюсь не только за себя, свою семью. Молюсь за всех. В нашей жизни всегда есть место для чуда. Главное - Верить надо.