Челябинская областная детская клиническая больница

государственное бюджетное учреждение

здравоохранения

Многоканальный телефон больницы +7 (351) 260-74-73

Контакт-центр поликлиники +7 (351) 731-69-27

Платные услуги +7 (351) 729-34-16

Платные услуги +7 (951) 243-40-40

ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ

Здоровье детей Южного Урала - наша забота!

Денис Смирнов

 

О выборе профессии

 

Удивительно, но медицина не была моей детской мечтой, у меня нет красивой истории и в семье нет врачей. Это был больше трезвый расчет. Сначала я закончил медицинское училище, и только после него поступил в университет. В этом году у меня юбилей – 15 лет с окончания университета.

Первое время у меня даже закрадывались сомнения – правильно ли я выбрал свою профессию. Ведь в медицине, чтобы чего-то достичь, требуется достаточно много времени, период становления врача длительный. Да и сам процесс обучения гораздо дольше, чем в обычном университете. И наступает такой период, когда твои друзья - одноклассники уже закончили университеты, и давно работают инженерами, менеджерами, юристами, покупают квартиры, машины. А ты все еще учишься. И впереди годы работы, прежде всего над собой. И это сложно. А сейчас я очень доволен своей профессией. Ведь я могу развиваться всю жизнь! И практиковать можно и до 70, и до 80 лет, и постоянно приобретать новые знания. Подобные горизонты открывает не каждая профессия. Пожалуй, только медицина. Как говориться – виден свет в конце тоннеля, видно куда идешь.

О неврологии

В ординатуре по неврологии мне очень повезло – посчастливилось осваивать совершенно новые методики, которых на тот момент не только у нас в области не было, в России единицы начинали работать по ней – Москва, Екатеринбург. Сама методика в мире-то появилась всего лет 20-25 назад, а у нас в больнице она уже почти 15 лет существует. Мы стояли у истоков. И я этим горжусь.

В 2006 году ЧОДКБ впервые в Челябинской области приобрела две станции видео-ЭЭГ-мониторинга, которые вывели диагностику эпилепсии на совершенно новый уровень. И это огромный прогресс. Смысл методики в том, что мы снимаем на видео и можем практически со 100% вероятностью сказать, что именно происходит с ребенком – эпилепсия ли это, или другой приступ. Сейчас методика распространена, но, к сожалению, качественных специалистов, которые могут правильно провести и главное правильно интерпретировать результаты – больше не стало. А стать профессионалом в этой методике, можно только постоянно работая с тяжелыми пациентами. У нас, в ЧОДКБ, много детей с этим диагнозом. В отделении порядка 70% именно пациенты с эпилепсией. Помимо отработанной методики диагностики заболевания, сегодня появились новые группы препаратов, современные, которые лучше работают. Да и в обществе сейчас гораздо больше появилось информации, что такое эпилепсия, и что этот диагноз - не приговор.

После училища я немного подрабатывал в скорой помощи. Мне всегда нравилось оказывать помощь именно своими руками, так называемая ургентность. (Определение «ургентная» используется в медицине различных областей. Смысловое содержание понятия обозначает скорый, неотложный момент, который требует незамедлительных мероприятий по спасению человека – прим. ред.) И даже были мысли стать реаниматологом. А в неврологии то, чем я сейчас занимаюсь, дает мне эту возможность. Есть «теоретическая часть» – диагностика, лечение и плюс «практическая часть» – видео-ээг- мониторинг,электромиография, и другие обследования. То есть можно «делать руками» самому. И это помогает в плане работы с пациентами, потому что я тот врач, который делает исследования сам. Каждый день интересное что-то происходит. Это именно такая работа, ты видишь детей, проводишь диагностический этап, и сам их лечишь. И видишь результат.

О ЧОДКБ

ЧОДКБ - больница высшего пилотажа. Это по праву лучшая детская больница Южного Урала. Только здесь можно полноценно и профессионально применять свои знания, быть по максимуму полезным. Другой больницы для меня просто не существует.

О профессиональном выгорании, хобби и отдыхе

Мне иногда кажется, что профессионального выгорания не избежать.Есть примеры из других отраслей, где люди активно занимались профилактикой профвыгорания, причем делали все по международным рекомендациям, но все равно их это настигает в большей или меньшей степени. Я для себя нашел решение этого вопроса. Работа – это и мое хобби. Кто-то ездит на рыбалку, охоту, кто-то ходит в баню. А вот для меня отдушина - моя работа. И понимание этого пришло ко мне только лет 5 назад. Я перестал испытывать комплексы, что у меня нет «настоящего» хобби - я не катаюсь, например, на горных лыжах, снимая таким образом стресс. А лучший отдых для меня – это время, проведенное с моей семьей.

О детях

Я 15 лет работаю врачом, но переломный момент понимания и глубокого осознания моей профессии – детского врача возник тогда, когда у меня у самого появились дети. У меня дочке сейчас 7 лет, а сынишке 5. И вот когда я сам стал отцом, я совсем по другому стал понимать родителей, и уж тем более детей. Их потребности, их запросы, их трудности. В детской неврологии у нас большинство пациентов - это дети младшей возрастной группы, подростков гораздо меньше. И как раз мои собственные маленькие дети, с которыми я сам, как отец переживал определенные проблемы – научили меня многому, дали мне отличные знания, понимание и хороший контакт с пациентами и их родителями.



О родителях

Я работаю как с детьми, так и с их родителями. У нас очень тесное сотрудничество идет. Я всегда стараюсь задавать вопрос родителям, когда они ко мне обращаются – цель вашей консультации, что вы хотите в итоге получить и чего добиться. Потому что я, как врач, могу видеть одну цель, а родители, например, совсем иное хотят. Тогда я пытаюсь объединить наши усилия и наши цели. Или направить родителей в правильное русло, если вижу, что у них нет понимания происходящего и цель обращения ко мне совсем не та. Например, мама мне говорит: «я хочу, чтоб мой ребенок стал золотым медалистом», а нам надо для начала научить ребенка говорить. Это, конечно, утрированно.

Моя задача - дать максимально полную информацию родителям и пациентам. Но принимают решение все же родители. И если есть желание проконсультироваться с кем-то другим, получить стороннее мнение или попробовать что-то другое в лечении, я никогда не бываю против. Если пациенты хотят поехать в Китай, Испанию, на консультацию к какому-то профессору, я даже могу посоветовать, подсказать врачей. И сориентировать – стоит ли ехать, или это шарлатанство и потраченное время, деньги и здоровье.

О пациентах

Несколько лет назад у меня был пациент. Подросток с тяжелым нервно-мышечным заболеванием. И я помог профессионально сориентироваться. Предложил ему выбрать интеллектуальный труд, например профессию, связанную с компьютером. С учетом его заболевания и возможной обездвиженностью, в будущем, этот выбор даст ему возможность работать спокойно всю жизнь, несмотря на заболевание. И вот буквально недавно, весной мне внезапно позвонила его бабушка со словами благодарности. Мальчик сейчас учится в колледже, на программиста. В этом году в первый раз самостоятельно поехал в Москву на соревнования и выиграл их. Сейчас он двигается с опорой. Это было очень приятно слышать.

О наставниках

Детей своих бы в медицину однозначно отпустил. И особенно в ту сферу, чем я занимаюсь – неврология и нейрофизиология. Я бы передал с удовольствием опыт своим детям. Тут вопрос преемственности. Я сейчас сам пытаюсь быть и наставником, и для всех докторов всегда открыт, пытаюсь быть доступным по мере возможности.

О чудесах

У меня есть опыт работы с детьми, прошедшими дом ребенка, а потом попавшими в семью. И вот это настоящее чудо. Изначально ты видишь ребенка с минимумом навыков, прежде всего обедненные эмоциональные и интеллектуальные сферы. При этом ребенок физически может быть нормально одет, обут, накормлен. И такой ребенок попадает в семью, где есть теплота, богатый эмоциональный и физический контакт. Ребенок догоняет своих сверстников буквально за полгода – и это настоящее чудо. Чудо семьи, чудо любви. Если бы ребенок остался в рамках приютской сферы, то шансов у него не было.

И на это я всегда обращаю внимание родителей. Необходим контакт со своими детьми – и физический, и социальный. Я всегда приветствую, когда на прием ко мне приходят с ребенком оба родителя. Это действительно здорово. Ведь семья в лечении играет огромную роль, порой не меньшую роль, чем медикаменты.

Но пока больше дети меня учат работать. Моя дочка с рождения была с большой группой жалоб, с которыми я как раз работаю. До 1,5 лет она практически не спала ночью, было тяжело, и я что только не перепробовал. Она и сейчас эмоциональный ребенок. А ко мне родители обращаются с такими же жалобами. Это помогает мне родителей понять лучше, предложить способы, которые я лично испробовал и они помогают. Дать советы , исходя из личного опыта. И не только медикаментозно.

Я часто даю рекомендации определенных книг, которые я сам читал как отец. Советую некоторые группы в соцсетях, где можно получить хорошую и качественную информацию по развитию детей. Я родителям говорю, нужно время проводить с детьми совместно. И сам этому учусь. Ведь мы можем ошибиться в посадке дерева – ну, загубим, посадим в следующем году другое. А с ребенком права на ошибку у нас нет. Невозможно спустя 20 лет сказать: «Ой, вот тут я ошибся, ну ничего, со следующим ребенком исправлюсь». И я часто об этом задумываюсь. Другого шанса нет.